Последний парад разведгруппы Корнеева

4 0

«Его звали Лёня…» — так мы озаглавили письмо учительницы, опубликованное в апрельском номере «Родины» (N 4, 2020). Школьный преподаватель истории просила о помощи:

«Уважаемая редакция!

Ученики Копанищенской школы Острогожского района Воронежской области ведут поиск разведчика-диверсанта и артиллерийского корректировщика, который с июля по декабрь 1942 года в селе Криница (сегодня сельское Криниченское поселение) передавал командованию информацию об оккупантах: координаты расположения штабов, батарей, складов с боеприпасами.

В декабре сигналы нашего радиста были перехвачены врагами и начались его поиски. В ходе карательной операции фашисты захватили заложников — подростков и малолетних детей. Селянам предъявили ультиматум: сдать разведчика, в противном случае пригрозили сжечь детей в одном из домов. Угроза сработала. Немцы зверски замучили разведчика и выбросили в овраг. По воспоминаниям сельских жителей его звали Лёня, скорее всего это было вымышленное имя. На руке была наколка — Сергей.

После изгнания фашистов из села (17 января 1943 г.) было проведено расследование, в ходе которого выявили выдавших подпольщика. Всем участникам уголовного дела предъявили обвинение и приговорили к длительным срокам заключения. В 1948 году в Криницу приезжал отец погибшего разведчика. Встречался с жителями, но найти могилу сына не смог.

Мы обращаемся к «Родине» с просьбой — помочь в установлении личных данных разведчика-диверсанта, его имени, фамилии и места рождения, чтобы в дальнейшем установить обелиск на месте его гибели.

С уважением и надеждой на помощь —

Подгорная Наталья Антоновна, учитель истории Копанищенской школы»1.

Надо ли говорить, что редакция не могла не начать расследование. Вот его первые результаты.

Наступление под Воронежем. 1943 год.

Лёня, Сергей, Павел…

Собственный корреспондент «Российской газеты» и «Родины» в Воронежской области Антон Валагин незамедлительно выехал в командировку на место гибели разведчика. И вскоре проинформировал редакцию:

«В центре села Копанище обращает на себя внимание несвойственная этим местам голубая ель. Она была посажена на могиле венгерского солдата, погибшего здесь в 1942 году. В воскресенье, когда мадьяры шли на службу в костел, оборудованный в русской церкви, их накрыла советская артиллерия. Среди венгров было двое братьев-близнецов. Один погиб — это он похоронен под елью, — второй уцелел, зимой 43-го попал в плен и в конце концов вернулся домой.

Навел артиллерию на мадьярскую колонну действовавший в селе советский разведчик по имени Павел. В течение пяти месяцев он корректировал удары пушек и ночных бомбардировщиков, с его помощью были уничтожены две артиллерийские батареи и немецкий склад…

Официальной информации о Павле нет. По устоявшейся в селе версии-легенде, он появился в селе незадолго до прихода немцев — пришел с беженцами — и устроился работать на конюшню. Знал немецкий язык, потому и сохранил должность при оккупантах…»

Разнобой в свидетельских показаниях — учительница пишет о Лёне с наколкой «Сергей», журналисту говорят о Павле — навел на вполне логичное предположение: речь о двух разных разведчиках. Лёня-Сергей корректировал огонь артиллерии из села Криница, Павел — из соседнего села Копанище. Вооружившись точной картой местности, ваш обозреватель погрузился в архивные документы.

Село Криница и деревня Копанище к юго-востоку от линии фронта — здесь работали разведчики из группы Тараса Корнеева.

Информация дороже жизни

О трагической ситуации начала июля 1942 года вспоминает генерал армии Михаил Ильич Казаков, бывший начальник штаба Воронежского фронта:

«3 июля стрелковые дивизии, понесшие тяжелые потери в прошлых боях, были сбиты с только что занятых ими позиций и отошли к северо-западу от Воронежа.

…К исходу 3 июля передовые танковые части противника достигли реки Дон западнее Воронежа. Началась непосредственная борьба за Воронеж. …После же упорных боев 5-7 июля немецкая 4-я танковая армия фактически овладела городом. В наших руках остались лишь городские предместья Отрожка и Придача, расположенные на восточном берегу реки Воронеж, а также студенческий городок на северной окраине города. …Войска Воронежского фронта, значительно пополненные за счет резервов, начали строить оборону по рубежу реки Дон, а в городе — по реке Воронеж.

…Воронежский фронт удерживал перед собой не менее тридцати вражеских дивизий, которые очень бы пригодились немецко-фашистскому командованию под Сталинградом»2.

Зафиксируем внимание на итоговой фразе. В ней таится ключ к разгадке трагической судьбы неизвестных разведчиков. Воронежскому фронту надо было любой ценой удержать немецкие и венгерские дивизии перед собой и не дать возможность врагу перебросить их под Сталинград.

Именно в это время командование Воронежского фронта стало получать бесценную информацию от разведгруппы, в состав которой входили Лёня-Сергей и Павел.

Схема Воронежско-Касторненской операции. 1943 год.

Пять месяцев на острие ножа

Информация поступала в течение пяти месяцев, что говорит о высоком профессиональном уровне разведчиков. Я предполагаю, что разведгруппа была заброшена либо Главным разведывательным управлением (ГРУ) Генерального штаба, либо разведотделом штаба Воронежского фронта3. Фронтом в разные периоды командовали военачальники, прекрасно понимавшие важность разведданных: Ф.И. Голиков и Н.Ф. Ватутин.

Генерал-лейтенант Ф.И. Голиков.И тот и другой имели возможность привлечь к работе в интересах фронта профессионалов высокого уровня. Перед войной генерал-лейтенант Голиков возглавлял ГРУ4, а генерал-лейтенант Ватутин был начальником Оперативного управления, а затем 1-м заместителем начальника Генштаба.

Генерал-лейтенант Н.Ф. Ватутин.Немалые возможности были и у начальника разведотдела (РО) штаба фронта, которым руководил профессиональный военный разведчик полковник Тарас Федотович Корнеев (1901-1984). Он стоял у истоков создания советской радиоразведки. В бытность начальником разведотдела штаба Западного фронта (среди его подчиненных — вскоре ставшая легендарной Зоя Космодемьянская) полковник участвовал в Смоленском сражении и ликвидации Ельнинского выступа противника. Маршал Советского Союза Георгий Константинович Жуков с удовлетворением отметил заслуги полковника Корнеева. «Благодаря принятым мерам по улучшению разведки командование и штаб фронта вскоре стали располагать полными данными о противнике, его огневой и инженерной системах.

Эти сведения, а также показания многих пленных дали нам возможность тщательно, во всех деталях отработать план артиллерийского огня, авиационного удара и поставить конкретные задачи частям и соединениям на полный разгром здесь противника»5.

В битве за Москву в октябре 1941 года благодаря радиоразведке полковник Корнеев своевременно вскрыл замысел врага, о чем с гордостью вспоминал впоследствии: «Главную роль в обнаружении наступательных группировок выполнила радиоразведка Западного фронта. К тому времени значительно более эффективными стали авиационная и другие виды разведки, но первенство во вскрытии оперативных и тактических резервов противника принадлежит радиоразведке»6.

В начале марта 1942 года Корнеев, в январе награжденный орденом Красного Знамени, был тяжело контужен и через месяц стал начальником 6-го отдела 1-го Управления ГРУ. 1-е Управление занималось агентурной разведкой. В ведении отдела полковника Корнеева была вся фронтовая, армейская и окружная разведка.

12 июля 1942 года полковник получит новое назначение — станет начальником разведотдела штаба Воронежского фронта7. У него была возможность взять вместе с собой группу профессионалов. Что полковник и сделал.

Напомню, именно в июле командование стало получать информацию из села Криница. А в конце августа разведывательный отдел штаба фронта, руководимый Корнеевым, составил сохранившуюся в Центральном архиве Министерства обороны «Отчетную карту о противнике РО штаба ВорФ по данным на 31.8.42 г.»8.

Об источниках, предоставивших информацию для нанесения на карту, было сказано обтекаемо: «По данным, заслуживающим доверия…»

В атаке советские штурмовики Ил-2. 1943 год. Фото: РИА Новости

Победная дезинформация

Укажем на очень важное обстоятельство времени и места. Ответственные решения принимались Ставкой в обстановке строгой секретности и не документировались. «Верховный Главнокомандующий не любил, чтобы разговоры с ним выходили за пределы его дверей. Наполеон говорил, что секрет есть секрет, пока его знает один человек. У Сталина могли знать секрет и два, и три человека: он и те, с кем шла беседа. Но если он, поговорив с кем-нибудь из товарищей, предупреждал: «Об этом знаете вы и я», — то можете быть уверены: ни один человек не решался сказать кому-либо о состоявшемся разговоре, и секрет оставался секретом»9, — утверждал любимец Сталина Главный маршал авиации Александр Евгеньевич Голованов. О механизме принятия важных решений в сталинском кабинете вспоминал и Главный маршал артиллерии Николай Николаевич Воронов:

«В Ставке условились, что в целях соблюдения полной секретности в первоначальный период вовсе не будут издаваться по этому поводу директивы и оперативные приказы, — все должно выполняться путем личного общения, устных распоряжений и условных обозначений на оперативных картах»10.

17 ноября 1943 года полковник Т.Ф. Корнеев стал генерал-майором.Полковник Корнеев получил устное распоряжение разработать подробный план по дезинформации противника и уже в октябре его представил11. В ЦАМО сохранились четыре варианта совершенно секретного плана, подшитых в одно архивное дело.

Общая задача была сформулирована так: «Скрыть истинную группировку войск Воронежского фронта и путем проведения изложенных ниже дезинформационных мероприятий, показать противнику сосредоточение мощной группировки наших войск на южном крыле фронта»12. Никто из генералов и офицеров, принимавших участие в мероприятиях по дезинформации, не должен был знать весь план в целом. Это существенное обстоятельство было специально подчеркнуто Корнеевым: «Исполнители знают из плана только ту часть, которая его непосредственно касается»13.

Разумеется, не могли знать об этом плане и своей роли в его реализации фронтовые разведчики, работавшие в тылу врага. Всё должно было быть предельно достоверно. Корнеев хотел «показать противнику ложное сосредоточение крупного танкового соединения»14. Крупный специалист по радиоразведке пытался убедить немцев в том, что именно на Воронежском фронте войска Красной Армии готовят мощное наступление.

Перечислим лишь несколько пунктов из плана полковника Корнеева:

«Организация ложных радиосетей в населенных пунктах…

Подброска ложных документов, исходя из плана предстоящего наступления.

Резкое усиление активности нашей разведки.

Активизация боевой разведки днем и ночью, подброска документов новых частей, отсутствующих в действительности»15.

Завершающим штрихом плана по дезинформации противника стала активизация деятельности разведгруппы, регулярно, в течение пяти месяцев, доставлявшей в штаб фронта очень важные разведданные.

Где-то среди — наши Лёня-Сергей и Павел.

Второй Сталинград

Их информации не было цены. Но чтобы окончательно убедить врага в том, что на Воронежском фронте готовится наступление, разведчикам приказали передавать «координаты расположения штабов, батарей, складов с боеприпасами». Подобного рода мелкая информация — конечно, не их уровень. Профессионалы столь высокого класса потребны на важнейшее. Но приказ есть приказ. Разведчики за ценой не постояли — и приказ выполнили.

Ценой собственной жизни.

3 января 1943 года в штаб Воронежского фронта прибыли представители Ставки — заместитель Верховного Главнокомандующего Г.К. Жуков и начальник Генерального штаба А.М. Василевский. Готовилось январское наступлению от Воронежа на Курск (с разгромом венгров и 2-й немецкой армии). В штабе генерал армии Жуков встретил своего давнего знакомого полковника Корнеева. «О противнике докладывал начальник разведки фронта. Он достаточно хорошо знал группировку и характер обороны противника, а потому все его выводы были приняты без возражений»16.

25 января 1943 года над Воронежем было водружено победное Красное знамя, хотя бои за город продолжались до 2 февраля. Воронеж недаром называют «вторым Сталинградом» или «Сталинградом на Дону». Именно 2 февраля 1943 года была успешно завершена Сталинградская битва.

Учитель Наталья Подгорная на месте, где предположительно убили Павла.14 февраля полковника Корнеева наградили орденом Ленина — высшей наградой страны. Все материалы проведенной им стратегической дезинформационной операции глубоко засекретили. И вряд ли кто-то вспомнил бы о безымянных героях-разведчиках, не получи неожиданную огласку подробности их гибели…

Краевед Владимир Рубанов: «В овраг сбросили тело убитого разведчика Лёни-Сергея».

Приговор трибунала и Времени

17 декабря 1951 года состоялось заседание Военного трибунала. Судили тех, кто выдал разведчика Павла: Рыбалкина В.Ф., Пикулину А.С. и Рубанова Т.Г. Из материалов дела следовало:

«Рыбалкин в суде показал, что в начале января 1943 года всех жителей села Криницы оккупанты собрали у здания сельсовета, отсчитали 50 человек, среди которых оказался и он, Рыбалкин, объявили их заложниками и заявили, что все заложники будут расстреляны, если жители села не скажут, где находится радиопередатчик, после чего заложников поместили под охраной в доме Путилиной. Когда находились в указанном доме, к нему, Рыбалкину, подошел Рубанов Т. и сказал, что он намерен вызвать венгерского офицера и рассказать ему про деятельность военнопленного Павла и тогда всех заложников освободят. Он и Лисицкий согласились с предложением Рубанова, их троих увели в комендатуру, куда также привели военнопленного Павла. Рубанов сказал коменданту, что Павел предлагал поджечь конюшню с лошадьми. Он, Рыбалкин, подтвердил это, кроме того, сообщил коменданту, что Павел говорил о непобедимости Советской Армии. После этого их троих вернули в дом Путилиной, а через несколько дней всех заложников освободили и объявили, что радиопередатчик обнаружен в другой деревне»17.

Всех троих судили за измену Родине и приговорили к длительным срокам заключения, причем Василий Федорович Рыбалкин, 1924 года рождения, уроженец села Криница, ранее не судимый, был приговорен к «25 годам исправительно-трудовых лагерей с поражением в правах сроком на 5 лет и с конфискацией имущества»18. Трибунал не счел смягчающим обстоятельством то, что после освобождения села Криница Рыбалкин был призван в Красную Армию, храбро воевал в артиллерии Резерва Главного Командования и в боях честно заслужил свои солдатские награды: орден Красной Звезды и медали «За отвагу», «За победу над Германией» и «За освобождение Праги». А в 1985 году получит орден Отечественной войны II степени.

Дочь Рыбалкина много лет добивалась реабилитации отца. Лишь 20 января 2003 года состоялось Определение Верховного Суда РФ N 14-Д02-31. Приговор по делу об измене Родине в отношении Рыбалкина был отменен, уголовное дело прекращено на основании п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ за отсутствием в деянии состава преступления19. Относительно двух других осужденных приговор не пересматривался.

Кто он, Василий Рыбалкин, — изменник Родины или жертва трагически сложившихся обстоятельств? Верховный Суд окончательно ответил на этот вопрос лишь в юридической плоскости. Нравственную оценку каждый ставит сам — и выбору будущего орденоносца, и подвигу двух пареньков, чьих имен мы никогда, наверное, не узнаем.

1. Его звали Лёня… // Родина. 2020. N 4. С. 10.

2. Казаков М.И. Над картой былых сражений. М.: Воениздат, 1971. С. 111-112, 113-114.

3. 23 октября 1942 г. приказом Наркома обороны СССР И.В. Сталина ГРУ было переведено из подчинения Генеральному штабу в прямое подчинение Наркому обороны. На ГРУ возлагалось ведение всей агентурной разведки и диверсионной деятельности как за рубежом, так и на оккупированной территории СССР. Одновременно в составе Генштаба было сформировано Управление войсковой разведки Генштаба, которое руководило работой фронтовых разведорганов и войсковой разведки. Ведение агентурной разведки вновь сформированному управлению было запрещено.

4. ГРУ перед войной называлось 5-м управлением Красной армии.

5. Жуков Г.К. Воспоминания и размышления. В 2 т. Т. 1. М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2002. С. 357.

6. Шмырев П., генерал-лейтенант. Часовые эфира (об истории радиоразведки) // Красная звезда. 2004. 18 марта // http://www.radioscanner.ru/info/article69/. В 1971-1987 гг. Петр Спиридонович Шмырев возглавлял 6-е Управление ГРУ Генштаба (Радио- и радиотехническая разведка).

7. Ярухин Ю.М. Великая Отечественная. Начальники разведки фронтов, армий, флотов, флотилий. Киев: Военная разведка, 2013. С. 171.

8. ЦАМО. Ф. 203. Оп. 2843. Д. 164.

9. Голованов А.Е. Дальняя бомбардировочная… М.: Дельта НБ, 2004. С. 106.

10. Воронов Н.Н. На службе военной. М.: Воениздат, 1963. С. 255.

11. ЦАМО. Ф. 236. Оп. 2673. Д. 130. Л. 51.

12. Там же. Л. 53.

13. Там же. Л. 54.

14. Там же. Л. 51.

15. Там же. Л. 45-47.

16. Казаков М.И. Указ. соч. С. 147.

17. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ: Определение от 17 декабря 1951 г. Дело N 14-д02-31 // http://sudrf.kodeks.ru/rospravo/document/885141017.

18. Там же.

19. Там же.

1

Разведчик.

2

Схема Воронежско-Касторненской операции. 1943 год.

3

Село Криница и деревня Копанище к юго-востоку от линии фронта — здесь работали разведчики из группы Тараса Корнеева.

4

Венгерские войска под Воронежем. 1942 год.

5

Генерал-лейтенант Н.Ф. Ватутин.

6

Генерал-лейтенант Ф.И. Голиков.

7

17 ноября 1943 года полковник Т.Ф. Корнеев стал генерал-майором.

8

Неизвестных героев Лёню и Павла знал только полковник Корнеев.

9

В атаке советские штурмовики Ил-2. 1943 год.

10

Наступление под Воронежем. 1943 год.

11

Краевед Владимир Рубанов: «В овраг сбросили тело убитого разведчика Лёни-Сергея».

12

Учитель Наталья Подгорная на месте, где предположительно убили Павла.

Предыдущие новости:

Обсуждение

500
  Подписаться  
Уведомлять