Памятник с петлей на шее

2 0

В мире идет война с памятниками. Снесены, да еще и самым оскорбительным способом, статуи культовых для американцев исторических деятелей — Колумба и Вашингтона. Не отстает Великобритания, где подступают к памятникам Кромвеля и Черчилля. Это диагноз обществу?

Алексей Герман-младший, режиссер: Критический анализ ушедшей эпохи с точки зрения современности может привести к тому, что все выдающиеся личности в истории большинства стран окажутся неприемлемыми для увековечивания. Так из исторической памяти могут выпасть и Древняя Греция с Римом, и Средневековье. Но есть ли у нас право удалять из истории правителей, которые не всегда были приятными или правильными людьми? Ведь благодаря им, несовершенным по теперешним меркам, мы смогли двигаться в сторону нового мира.

Общество что-то должно цементировать. Этот фундамент может кому-то нравиться, кому-то нет. Но все время «размывая» понятия былых заслуг, величие подвигов, люди останутся жить на болоте. Колумб совершил величайшее географическое открытие! И его несимпатичные слова по отношению к коренным обитателем Америки не могут и не должны перечеркнуть его подвиг. Что бы неоднозначного ни говорил лауреат Нобелевской премии по литературе Черчилль, не забудем и о его вкладе в борьбу с нацизмом. История не бывает приглаженной, облагороженной, и тем более не должна быть ретроспективно перекрашенной.

Владимир Печатнов, профессор МГИМО, историк-американист: В США, с их достаточной преемственностью в истории, сноса памятников и прочего «иконоборчества» всегда было меньше, чем, скажем, у нас в начале ХХ века. Однако сейчас оно поднимается на волне протестов против расизма. Главным критерием «прогрессивности» стало отношение к проблеме рабства.

Но среди деятелей прошлого, да еще рабовладельческого, трудно найти святых. Чья-то уверенность, что открытие Америки было злом, а памятники Колумбу надо снести, в конце концов логически доводит до абсурда: может, давайте «закроем» Америку, переселим белых людей назад в Европу, а все созданные за длинную историю национальные богатства перераспределим среди индейцев как местного населения. Нельзя пользоваться плодами наследия, проклиная при этом его создателей.

Еще как-то можно понять снос исторических памятников деятелям конфедерации, которые не просто выступали за сохранение рабства, но и подняли мятеж.

Но отцы-основатели США, например Вашингтон и Джефферсон, до сноса памятников которым тоже доходит дело, несмотря на рабовладельческий статус, добились для своей страны национальной независимости в войне с метрополией. И создали американское государство, которому уже триста лет.

Юрий Кублановский, публицист, поэт: Американцы растеряли чувство истории. Оглохли и перестали слышать ее драматичную музыку. Даже если памятники сносят переселенцы из других стран, это не важно. Важнее, что граждане допустили это. Они перестали ценить свою цивилизацию, потеряли вкус к национальной культуре? Иначе как они могли допустить такое?

Как же жить дальше — если не уважаешь свою историю? Уничтожение памятника Колумбу и героям войны — это оглушительное варварство! Это памятники благородные, старинные, украшающие городские площади, облагораживающие урбанистический социум. Так что здесь не просто американская, а общечеловеческая культурная драма.

Кирилл Разлогов, культуролог: Это поветрие разрушения памятников мне, как искусствоведу и историку, кажется абсолютно чудовищным. Прошлое поменять нельзя. Каким оно было, таким и останется, сноси или не сноси память о нем в камне и бронзе. И герои его не исчезнут из истории, которую сейчас кто-то пытается переделать по своему разумению. Это все признаки варварства.

А как быть с историческим персонажами, при их жизни казавшимися многим великими, а сегодня чуть ли не преступниками — Ленин, Сталин, да хоть Иван Грозный?

Кирилл Разлогов: На многих великих исторических деятелях — большая кровь. Современное общество этого знания почему-то не выносит. Мы стремимся вычистить свою историю, сделать ее более «политкорректной» что ли. В какой-то мере это желание людей можно посчитать естественным, но только когда оно не сопряжено с уничтожением искусства и памятников! У нас в свое время сметали церковные архитектурные шедевры, в Афганистане талибы разрушили две бесценные древние статуи Будды… Как только ради «чистого» прошлого памятнику накидывают петлю на шею, такое «переписывание» истории становится геноцидом и преступлением.

Владимир Печатнов: Стоять памятникам или нет, решать должно просвещенное общественное мнение с участием историков, общественников, деятелей культуры. А может быть, и специальные комиссии должны работать. А улюлюканье собравшихся вандалов производит очень тяжелое впечатление и совсем не служит установлению исторической правды.

В США — революция этикеток. В русле борьбы с расизмом старинные компании по производству популярной еды меняют привычный облик, чтобы не напоминать афроамериканцам об их рабском прошлом. Началось с блинчиков Aunt Jemima («Тетушка Джемайма»), где изображена темнокожая пышная тетушка. За ней — знаменитый Uncle Ben»s собирается поменять имя и внешний вид. Политкорректность вроде бы должна была предотвратить столь абсурдную ситуацию. Почему этого не произошло?

Кирилл Разлогов: А по-моему, политкорректность как раз порождает такие безобразия. И за этим стоит идея введения в абсолют современных норм. Но нормы со временем меняются. И то, что сегодня вызывает возмущенное отторжение, 200 лет назад казалось нормальным, и это не может быть перечеркнуто. А политкорректность ни от чего не спасает. Как и все претендующие на абсолютность теории.

Юрий Кублановский: «Политкорректность» в нынешней обстановке звучит просто комично. Давайте объясним себе, что было в голове у «стража порядка», устроившего публичное удушение темнокожего? А что у мэра, с беззвучным рыданием коленопреклоненного перед золотым гробом криминального афроамериканца? Честное слово, я не верил своим глазам. Все это казалось какой-то нелепой инсценировкой. Похороны «жертв революции», конечно, обязательная часть исторического революционного действа. Но вот, чтоб в золотом гробу, это, кажется, в истории впервые. А настоящая революционная ненависть в глазах добивающихся — чего? Анархия, мародерство, общественное беснование… Мне лично это все видеть горько. И страшно.

Хотя и уроки заметны. Майданы, оказывается, могут быть не только в «матери городов русских», но вот и в Вашингтоне, и в американской глубинке.

Алексей Герман-младший: Политкорректность — это, конечно, прекрасно. Но у всего же должны быть рамки. Толерантность в сторону одних не должна оборачиваться узами для других. Политкорректность не должна быть инструментом давления одной части общества на другую, по характеру похожим на военный коммунизм.

Впрочем, по-моему, при всех нынешних издержках Америка не развалится, потому что там рулят деньги и экономика. А не политкорректность.

Некоторые аналитики и наблюдатели усматривают в США революционную ситуацию…

Алексей Герман-младший: Революции случаются при полной импотенции власти. А то, что мы там наблюдаем, на мой взгляд, скорее видимость и раскачка. Ведь было понятно, что всю эту «независимую зону» в Сиэтле можно разогнать за два часа. И разогнали.

Империи, как правило, загнивают изнутри. Рим вполне мог существовать еще столетия, если бы не нравы его правителей.

Я не верю в революционную ситуацию в США. Это скорее отложенный кризис. И еще я бы не проводил сравнений между США и СССР или Российской империей. СССР перед крушением был экономически ослаблен. И все в нем знали, что есть какая-то лучшая, более сытая, благополучная модель мироустройства. У всех в СССР был пример куда двигаться. А для устроителей этой «бархатной революции» в Америке нет такого примера. И серьезного внешнего давления на границе тоже нет.

Попытка создания в США нового общества возможно и увенчается когда-то успехом и возникновением новой «прекрасной эпохи». Но куда вероятнее, что лет через 15 нынешняя история приведет к обрушению всего мира. И можно будет забыть о худо-бедно, но управляемом миропорядке. Пусть и с расовыми проблемами, с Ближним Востоком, с Латинской Америкой…

Для меня происходящее сейчас в Америке несет очень большую опасность. Если там перейдут грань, за которой народ уже не будет обязан исполнять закон (без всяких оговорок), всем мало не покажется. И расовые конфликты только усугубятся. Так что медиа должны быть очень осторожны в накручивании толпы.

Кирилл Разлогов: Полноценной революционной ситуации я в США не вижу. Но согласен, что расовые отношения там сейчас накалены до предела. И поэтому здесь возможны разного рода эксцессы.

Фильм «Унесенные ветром» — история южанки Скарлетт О»Хара во время Гражданской войны в США — любят во всем мире. Но вот стриминговый сервис HBO Max убирает его из своего каталога: в картине слишком много стереотипов и предрассудков о чернокожих. Потом возвращает, однако с объяснением, за что фильм критикуют. Во взрывоопасные годы в России тоже пытались расправиться с классикой. Чем она раздражает?

Кирилл Разлогов: Желание сбросить классику с корабля современности сейчас, к сожалению, снова в моде. Пересмотр ценностей идет, пусть не революционный, но серьезный. А классика раздражает тем, что не соответствует сегодняшнему представлению о жизни, об идеалах, героях.

Юрий Кублановский: В это сложно поверить, но в некоторых штатах уже и раньше были запрещены, например, «Приключения Гекльберри Финна»… Но запретить «Унесенные ветром» -всё равно, что запретить «Войну и мир»: там это народный эпос. Вспоминаю, как в 1987 году я гостил в Штатах у товарища, преподававшего русскую литературу в Нью-Хэмпшире. Там на стенах библиотеки фрески из времен гражданской войны. «Знаешь, — сообщил друг, — есть залы, где те же сцены, но глазами южан». «А ты видел?» «Что ты, ведь надо просить ключ, а это чревато…». Вот такие у американской свободы нюансы…

Протесты и погромы в США  не закончатся по принципу «пришли,  пограбили и забыли». Это системный кризис, который случай вырвал наружуНо, честное слово, хочется верить, что нынешняя «революционная ситуация» все-таки не дозреет до того, во что она вылилась в свое время во Франции, или у нас. Ведь есть же Америка Эдгара По, Уитмена, Фроста, Фолкнера, — есть великая литература, драматургия, музыка, наука. Есть и просвещенный политический здравый смысл. А если так, то мы увидим Америку в ее цивилизованном и цветущем многообразии.

Особое мнение

США рушатся, как тридцать лет назад рушился СССР

Карен Шахназаров, гендиректор концерна «Мосфильм»:

— С моей точки зрения, США рушатся, как тридцать лет назад рушился СССР. Американские беспорядки не являются результатом заговора. Многие мои знакомые шутят: «Вся наша жизнь — заговоры», но как показывает эта самая жизнь, на 80 процентов заговоры выходят из-под контроля и перерастают в то, чего от них не ждали. Например, в народное восстание. Вспомните конец СССР: всплески частных недовольств переросли в столкновения на национальной почве, хулиганство и разбой, в том числе со сносом памятников столпам советской эпохи — Ленину, Дзержинскому.

В США акции протеста до этого не дошли, но развиваются в революционном направлении. Следующим этапом может стать появление новых политических лидеров. И тогда есть шанс, что все перерастет в революцию. Американцы про себя давно все знают. У меня в 90-е годы был курс лекций в Мичигане. И на мой обычный вопрос: «Как вы тут?» — я от местной профессуры получил неожиданный ответ: «Стрелять скоро друг в друга начнем». Все остальные закивали.

Еще и поэтому думаю, что протесты и погромы в США не закончатся по принципу «пришли, пограбили и забыли». Это системный кризис, который случай вырвал наружу. Он доказывает, что политическая система США не работает, а Трамп — не Дэн Сяопин, он ничего не делает, потому как не знает, что делать. Начинается коллапс власти, как в конце СССР, когда сложившаяся система не отвечает времени, как она не отвечала времени в СССР, что и породило противостояние Ельцин — Горбачев, а в США — Трамп — Байден.

И как бунты в СССР отражали неверие людей в коммунизм, так и в США бунты чернокожего населения — это неверие. И отрицание людьми лицемерия американского устройства жизни, которое несет рабство с лозунгами о свободе и ведет завоевания под лозунгами освобождения и защиты прав человека.

Я не утверждаю, что протесты в США приведут к победе протестующих. Их могут и способны подавить. Но США расколоты и уже никогда не будут прежними. События, которые мы наблюдаем, имеют черты начинающейся революции. Все признаки налицо — радикализм толпы, неразбериха в умах, появление сомнительных лидеров. И этот масштабный процесс приведет к ощутимым изменением. Каким? Гадать и строить конспирологические версии — это не мое. Достаточно оглянуться на исторический опыт стран, переживших глобальные революции — Францию, Россию, Германию, Великобританию. Может все ограничиться условной «перестройкой», может — расколом США и выходом из них части штатов. К власти в стране могут прийти и генералы. Может сбыться прогноз идеолога республиканцев США Патрика Бюкинена, который считает, что США в нынешнем виде не доживут до 2025 года (см. «Самоубийство сверхдержавы». — Прим. ред.).

Предыдущие новости:

Обсуждение

500
  Подписаться  
Уведомлять