Какую диету врачи прописали больным коронавирусом

3 0

220 рублей в сутки

В день нашего рейда на завтрак пациентам Госпиталя ветеранов войн, на базе которого сейчас развернут инфекционный стационар, подавали пшенную кашу на молоке, батон с маслом, чай с сахаром и лимоном.

На обед готовили борщ, гуляш с гречкой, компот и апельсин. На полдник — творожный пудинг с отваром шиповника, а на ужин — картофельное пюре с зеленым горошком и докторской колбасой, хлеб и чай с сахаром. Средняя стоимость ежедневного рациона пациентов инфекционных госпиталей — 220 рублей.

В бывшем госпитале ветеранов пищеблок расположен в отдельно стоящем здании, соединенном с основным корпусом переходом. Пришлось продумывать самый безопасный способ доставки еды в «красную зону».

— Все блюда упаковываются в одноразовые контейнеры, хлеб — порционно в пакетики, затем в лотки, которые составляются на тележку, — объяснила Любовь Бессонова. — Кухонный работник довозит все это до специально выделенного лифта, где работник в полной экипировке для «красной зоны», принимает питание и развозит его по этажам. После еды вся посуда утилизируется как отходы класса В — то есть опасные. Лифт после каждой раздачи дезинфицируется и кварцуется.

Тех, кто не наедается или не любит больничную пищу, докармливают родственники и друзья — здесь разрешены передачи продуктов, а в каждой палате есть холодильники.

Повара говорят, что работы прибавилось, порционная упаковка занимает много времени. И все с нетерпением ждут времен, когда можно будет опять красиво сервировать столы в обеденном зале, как прежде.

У кого снижен иммунитет

В городской клинической больнице № 10 (ГКБ№10) с доставкой еды все намного проще. Пищеблок находится на первом этаже, а соединяет его с отделениями специальный продуктовый лифт. Кухонный работник заполняет его лотками и жмет на кнопку нужного этажа. А для надежности еще и звонит по рации: «Валюша, ты на месте? Принимай завтрак!». Валюша, опустошив вместительный транспортировщик, обрабатывает его антисептиком и отправляет обратно на кухню. Здесь прежде, чем открыть дверцы, их обрабатывают дезинфекантом — безопасность прежде всего.

Управляет процессом приготовления пищи и вопросами логистики врач-эпидемиолог госпиталя Оксана Савинова: «Очень правильно расположен у нас пищеблок именно с точки зрения эпидемиологии: вход отдельный, работники кухни даже во дворе с врачами не встречаются. Сюда подвозят продукты, до холодильных камер обеспечен самый короткий путь».

Оксана Савинова сама составляет меню с учетом нормативов Минздрава.

— Нет у нас в клинике диетсестры, — продолжает Оксана Савинова, — пришлось осваивать и эту науку. Есть меню основное и девятый стол, для страдающих сахарным диабетом. Их у нас на лечении довольно много. Мне, как эпидемиологу, это говорит о том, что иммунитет особенно снижен у диабетиков, они беззащитны перед коронавирусом».

К моменту нашего вторжения на кухню работники паковали второй завтрак — томатный сок разливали в одноразовые стаканчики с крышечками, а вымытые и просушенные фрукты — раскладывали в полиэтиленовые пакетики.

«Мы вам первый завтрак оставили, на дегустацию, — протянула нам лоток повар Лариса Назарова. — Каша манная, два отварных яйца, бутерброд с маслом и сыром, и чай с сахаром. Кушайте на здоровье!». И мы попробовали. Что сказать? Вкусно! Каша идеальная: не густая и не жидкая, без комочков, в меру сладкая и в меру соленая. Бутерброд — как дома: хлеб щедро намазан маслом, сверху — два ломтика сыра (толстеньких, а не прозрачных). И еще яйца. Мы с фотографом с трудом одолели один завтрак на двоих.

— На обед приходите, если что, — смеются повара. — У нас все вкусно. Сегодня гороховый суп, салат из свеклы с сыром, минтай с пюре и компот.

На полдник (это мы же читаем в меню) творожная запеканка, а на ужин — омлет с колбасой и зеленым горошком.

В этой больнице передачи от родных строго регламентированы — можно только воду и печенье с конфетами в заводской упаковке. «У нас в палатах нет холодильников, а только на этажах, — пояснила Оксана Савнова. — А поскольку пациентам нельзя выходить из палат, то пользоваться холодильниками невозможно».

«Очень вкусно нас кормят, — рассказала по телефону знакомая, госпитализированная в «десятку» с кронавирусом неделю назад. — Я домашним велела не ходить сюда. Пусть дома сидят, а мне всего хватает: воды полтора литра каждый день выдают, фрукты есть, выпечка вкусная. Вообще отмечу, что заботятся о нас очень хорошо. Со мной в палате женщина пожилая, ей жевать трудно — зубы в стоматологической клинике расточили, а протезы сделать не успела, заболела. Так ей специально еду приносят перетертую. Она прям до слез в первый раз растрогалась».

Рацион для короны

Лечебное сбалансированное питание организовано с учетом всех рекомендаций Минздрава России. «Для наших пациентов — с поражением дыхательных путей — специальной диеты не предусмотрено, — сообщила нам заместитель главного врача по медицинской части Госпиталя ветеранов войн Любовь Бессонова. — Ограничения в меню существуют для тех, кто страдает сопутствующими заболеваниями: сахарным диабетом, почечной недостаточностью, онкологией».

А вот для медперсонала готовят более калорийную еду. Кроме пациентов пищеблоки кормят медиков, работающих в «красной» зоне. По указу врио губернатора Иркутской области Игоря Кобзева, средства на питание выделяются из областного бюджета. Понятно, что энергозатраты у медиков колоссальные. И несмотря на усиленное питание, многие из докторов и медсестер заметно похудели. Горят на работе.

Все материалы сюжета «COVID-19. Мы справимся!» читайте здесь.

Предыдущие новости:

Обсуждение

500
  Подписаться  
Уведомлять