Фельдшер назвала главный симптом, который отличает COVID-19 от ОРВИ

2 0

Что значит «страшно»?

Село Пивовариха, расположенное всего в 30 километрах от Иркутска, совсем немаленькое: населения больше четырех тысяч человек. Охраняет их здоровье — фельдшер Анна Михайловна Дмитриева.

Ее будний день начинается в шесть утра, иногда и раньше. В период самоизоляции к полевому снаряжению Анны Михайловны добавилось несколько комплектов одноразовых средств индивидуальной защиты: халаты, шапочки, маски, бахилы, перчатки. Почти четыре месяца ФАП был закрыт, но фельдшер оставалась на телефоне.

«В основном ходила по вызовам к пациентам с жалобами на симптомы ОРВИ, — рассказала она. — Перед тем как в дом войти, надевала всю защиту. Смотрела, расспрашивала, измеряла температуру, прослушивала. При подозрении на коронавирус сразу звонила в районную больницу. Оттуда приезжали специалисты, брали мазки, по состоянию госпитализировали. Это тоже опыт. И главный симптом, по моим наблюдениям, отличающий этот вирус от ОРВИ, — потеря обоняния. Почти 100 процентов диагностировали COVID-19».

— Не страшно было самой заразиться? — спрашиваю.

— Что значит «страшно»? — пожимает она плечами. — Работа такая. Я сама ее выбрала. Инфекции надо не бояться, а меры защиты соблюдать. Алгоритм понятен: из дома больного выйду, все сниму с себя и в специальный желтый пакет. Руки спиртом обработаю и дальше иду. Почти у 30 человек, которых я первая обследовала, коронавирус подтвердился.

А страшно ей было, когда в 21 год пришлось принимать роды на дому. «Я прямо оцепенела от ужаса на несколько минут, — вспоминает фельдшер. — А потом собралась и все сделала, как в медколледже учили. Сейчас моему «первенцу» уже больше 20 лет».

Не могу отключить телефон

Пивоваровцы в первый день официального открытия ФАПа, после вынужденного простоя из-за пандемии COVID-19, даже небольшую очередь создали в коридорчике. Но с соблюдением мер безопасности: все были в масках и стояли на расстоянии полутора метров друг от друга.

«Да я у каждой у них раз в месяц бываю, а то и чаще. Это мои постоянные пациенты на диспансерном наблюдении, — улыбается фельдшер. — Артериальная гипертензия, ишемическая болезнь сердца, сахарный диабет. Состояние у всех стабильное, это просто они соскучились по общению. Для них визит ко мне — выход в свет».

Потребность в общении с доктором Анна Михайловна для своих подопечных полностью закрывает: с каждым поговорит по душам, даст рекомендации. В отличие от врачей в поликлинике, ведущих прием по часам, она может позволить себе поговорить с каждым столько, сколько нужно. Те, кто ждет очереди, относятся с пониманием — за этим, собственно, и пришли.

«Я не лечу, а наблюдаю, — мягко уточняет Анна Михайловна. — Давление померяю, послушаю сердце. Обязательно спрашиваю, как регулярно принимаются назначенные врачом таблетки. С некоторыми строго приходится разговаривать. Эти лекарства, говорю, вам нужнее хлеба. Вот хлеб можете не поесть, а таблетку принять — обязательно, жизненно важно. Иной раз зайдет пациент, а у меня уже рука к телефону тянется — скорую помощь набрать. Хотя в таких случаях меня чаще на дом вызывают. Номер мобильного у всех есть».

Натруженный смартфон Анны Дмитриевой может затрезвонить и ночью, и в выходные, и когда его хозяйка в отпуске. Она всегда берет трубку.

«Мне не трудно, консультирую, — обезоруживает она моих коллег, предлагающих ей выключать сигнал в нерабочее время. — Я не могу отключиться. А вдруг кроме меня и помочь-то некому? Даже если скорую надо вызвать, то по моему звонку быстрее приедут, диспетчеру доходчивей объясню, в чем проблема».

Маршрут трудового дня

Рано утром вместе с мужем и сыном (оба работают в гараже ЦРБ) фельдшер едет в Дзержинск. Там Анна Михайловна ежедневно проводит предрейсовый медицинский осмотр водителей. Потом ее подвозят в ФАП. И хоть приезжает она за полчаса до открытия, у двери уже вполне может стоять посетитель. Но ему придется немного подождать. Сначала — кварцевание кабинета. Это закон.

— До обеда здесь принимаю, — рассказывает фельдшер. — А после обеда — сумку на плечо и по вызовам. Итого в среднем ежедневно человек десять сами приходят, а пятерых-шестерых навещаю сама.

— Не до обеда она принимает, а до последней бабульки, — докладывает Людмила, уборщица ФАПа и единственная подчиненная Анны Михайловны. — Пока всех не выслушает, на обед не закроется. Так чаще всего и бывает.

Протяженность участка фельдшера Дмитриевой — 11 километров. Вся Пивовариха и поселок Первомайский. Маршрутки здесь не ходят, а синий кофр деревенского доктора тянет килограммов на десять. В нем все необходимые для экстренной помощи препараты, перевязочный средства, дезинфекторы, тонометр. Поверх этого добра Анна Михайловна кладет деревянную трубочку — как в советских фильмах про докторов. Это акушерский стетоскоп. И пошла. Легкая на ногу, хрупкая и загорелая в любое время года.

Интернет на подходе

Когда заходишь в фельдшерско-акушерский пункт, который занимает крыло в здании местной администрации, словно возвращаешься во времени лет на 30 назад. Приемная, прививочная, процедурный кабинет, массивные деревянные двери, информация на стендах. Не такое уж маленькое хозяйство одного фельдшера — Анны Михайловны Дмитриевой.

«Раньше у нас педиатр в ФАПе работал, теперь перевели эту ставку в поликлинику в соседнем поселке Дзержинск. Так что туда ребятишек возят, — поясняет Анна Михайловна пустынность апартаментов. — А прививки я ставлю. Но если экстренно с ребенком обращаются, то, конечно, принимаю».

Принимает фельдшер в кабинете: вдоль стены — стеллажи с амбулаторными карточками (некоторые очень пухлые), кушетка у окна, рабочий стол, пара стульев. Напротив, за ширмой — гинекологическое кресло, уцелевшее, кажется, еще с советских времен.

На дальнем углу стола застыл монитор. «Интернета пока нет, — объясняет фельдшер. — А карточки вот они — под рукой».

Подключение к интернету скоро состоится, кабель уже провели, а под потолком красуется модем провайдера. Анна Михайловна, как и ее коллеги из ФАПов Иркутского района, очень ждет подсоединения.

«Тогда мы сможем заходить во внутреннюю сеть Центральной районной больницы. Будет возможность и с нормативной документацией своевременно ознакомиться, и — это очень важно! — видеть историю болезни своего пациента. Нам важно отследить динамику, а бабушки мои разве ж помнят, какой был сахар в крови или гемоглобин месяц назад?».

Хорошо, что она такая

Анну Михайловну в Пивоварихе любят и уважают.

— Грамотная она и чуткая, — тепло говорит о своем докторе пенсионерка Вера Павловна. — Как-то я занедужила, позвонила Анне. Она пришла, просто сердце послушала и говорит — срочно едем в ЦРБ. У нас-то в пункте даже ЭКГ не сделаешь, фельдшер все на слух определяет. И тут права оказалась — кардиограмма показала серьезную проблему.

— Она без рентгена нас насквозь видит, — включается в разговор Наталья, еще одна посетительница ФАПа. -Я сегодня первый раз к ней зашла — что-то сосуд в глазу лопнул. Думаю, пусть посмотрит Анна. А она и давление проверила, и направление к офтальмологу дала и лежать велела. Спрашивает: «А в наклон что делала?». Ну как что? Траву полола! Ничего от нее не утаишь. Так что я пошла потихоньку домой — лежать. А завтра уже в ЦРБ отправлюсь.

— Если человек выбрал себе профессию по сердцу, то и работает, несмотря на любые трудности, — философствует Вера Павловна. — Нам с ней очень повезло.

Программа для ФАПов

Анна Данилова, главный врач Иркутской центральной районной больницы:

— В Иркутском районе 49 фельдшерско-акушерских пунктов. Из них работают, к сожалению, только 37. Не хватает кадров.

Но вопрос решается: заключили договор с базовым медицинским колледжем на прохождение студентами практики на наших базах, участвуем в ярмарках вакансий. А такие замечательные, чуткие и грамотные специалисты как Анна Михайловна Дмитриева становятся примером для молодежи. Как уважают и ценят ее в родном селе — не каждый маститый доктор может похвастать таким отношением земляков.

Александр Селедцов, начальник управления развития системы здравоохранения минздрава Иркутской области:

— Оказание доврачебной первичной медико-санитарной помощь в сельской местности — очень важный сегмент здравоохранения. Поэтому все 676 ФАПов в Иркутской области возобновили работу в привычном режиме и с соблюдением всех санитарно-эпидемиологических требований.

Уже разрабатывается программа модернизации первичного звена здравоохранения Иркутской области, в рамках которой предусмотрена и реконструкция имеющихся, и строительство новых фельдшерско-акушерских пунктов. Эта программа будет представлена на утверждение в Министерство здравоохранения РФ в 2021 году.

Все материалы сюжета «COVID-19. Мы справимся!» читайте здесь.

Предыдущие новости:

Обсуждение

500
  Подписаться  
Уведомлять