Чесменское побоище: как русские сожгли турецкий флот

0 0

Отвлекающий маневр

В 1768 году после начала русско-турецкой войны Екатерина II отправила эскадру в Средиземное море. Официальной причиной была поддержка восставших греков, на самом же деле Россия хотела отвлечь внимание турок от действий своей Азовской флотилии.

В начале июля российская эскадра обнаружили турецкий флот на рейде Чесменской бухты. В Хиосском проливе стояли на якоре 16 линейных кораблей (в том числе 84-пушечный флагман «Будж-у-Зафер» и 60-пушечный «Родос»), 6 фрегатов, 13 галер, вспомогательные суда — в общей сложности 71 вымпел и 1430 орудий. Командовал флотом капудан-паша Хасан-Бей.

Российская эскадра под командованием адмирала Григория Свиридова состояла из 9 линкоров, 3 фрегатов, бомбардирского корабль «Гром», вспомогательных судов — всего 30 вымпелов и около 740 орудий. Численное превосходство турок было двукратным.

Но их корабли стояли в проливе тесно, в две линии, за ними сгрудились вспомогательные суда. Полностью использовать артиллерию могли только 10 линкоров из первой линии. Адмирал Свиридов предложил следующий план: российские корабли, двигаясь кильватерной колонной, должны были подойти к турецкому строю и обрушить весь огонь на авангард и середину первой линии. Когда корабли в ней будут уничтожены, огонь следовало перенести вглубь турецкого строя.

Для своего времени план был новаторским: морская тактика XVIII века предписывала сначала выстроить корабли друг напротив друга, а затем уже открывать огонь. К тому же российские эскадры оказывались под огнем всех 10 линкоров первой линии. Свиридов рассчитывал на быстроту сближения.

За флаг — зубами

Утром 5 июля русская эскадра вошла в Хиосский пролив и перестроилась в кильватерную колонну. Головным шел линкор «Европа», за ним «Евстафий», на котором держал свой флаг Свиридов. Около 11 часов русские корабли перестроились и под прямым углом устремились к турецким линкорам. Те открыли огонь с дистанции трех кабельтовых (560 метров), наши не отвечали, пока не приблизились к противнику на 80 саженей (170 метров). Это случилось в полдень.

«Евстафий» находился под плотным огнем трех турецких линкоров — в том числе самого мощного из них, «Будж-у-Зафера». Меткой стрельбой русские канониры подожгли турецкий флагман. Но, прежде чем это заметили с мостика русского линкора, он сблизился с «Зафером» вплотную. Начался абордажный бой. Матрос с «Евстафия» попытался захватить турецкий флаг, но ему прострелили в руку. Он потянулся за трофеем другой — по ней рубанули клинком. Тогда он вцепился в флаг зубами.

В 14 часов турецкий флот обрубил якорные канаты и отступил в гавань Чесмы под защиту береговых батарей. «Будж-у-Зафер» сгорел, инициатива полностью принадлежала русским морякам.

Бомбы и брандеры

На следующий день с утра на военном совете была выработана диспозиция уничтожения турецкого флота в гавани. Тот опять выстроился в две линии, упростив задачу русским канонирам. В течение всего дня русская эскадра обстреливали порт и береговые батареи, четыре вспомогательных судна переделали под брандеры, команды на них набрали их добровольцев. В 17 часов бомбардирский корабль «Гром» встал на якорь у входа в гавань и начал обстрел тесно сгрудившихся турецких линкоров.

В 0.30 к канонаде присоединился линкор «Европа», в 1.00 — «Ростислав» и «Не тронь меня». За ними в кильватере стояли брандеры. Вскоре взорвался первый турецкий корабль, его горящие обломки подожгли соседей. После взрыва второго вражеского линкора в гавань вошли брандеры. Три из них по разным причинам не достигли цели, лишь один под командованием лейтенанта Ильина подошел к турецкому 84-пушечному кораблю и намертво вцепился в его борта абордажными крючьями. Команда брандера погрузилась в шлюпку и отошла.

Вскоре линкор взорвался с оглушительным грохотом. Его обломки разлетелись по гавани, распространив пожар практически не весь стоявший там флот. К утру 7 июля было сожжено и потоплено 15 турецких линкоров, 6 фрегатов, более 40 вспомогательных судов. Погибло, по разным оценкам, 10-11 тысяч турецких моряков. Российская эскадра не потеряла ни одного корабля, погибли 11 человек.

В память о сожжении турецкого флота при Чесме были отлиты золотые и серебряные медали (носить их полагалось на андреевской ленте) . На аверсе — профиль Екатерины, на реверсе — корабли в дыму и одно слово «Былъ».

Предыдущие новости:

Обсуждение

500
  Подписаться  
Уведомлять