А европейцы, европейцы всё прыгают и скачут

1 0

Европейский вещательный союз, однако, не оставил попыток выйти на американский рынок. Трансляции продолжились (в 2019-м, правда, на радио вместо ТВ, вообразите себе всю нелепость), «Евровидение» посетила сама Мадонна, но американцы почему-то никак не хотели проникаться атмосферой музыкального праздника, и рейтинги болтались на уровне сильно ниже плинтуса: 52 тысячи зрителей в 2016-м, 74 тысячи — в 2018-м.

«Евровидение» тем временем завоевывало мир, завербовав Австралию и анонсировав новую, азиатскую версию себя под названием «Евровидение Азия». Правда, реализация этого проекта не слишком далеко продвинулась, и на данный момент правомерно говорить о том, что наступление по восточному фронту захлебнулось. Что не мешает организаторам конкурса планировать аналогичное наступление на Запад: в прошлом году супервайзер «Евровидения» Юн Ула Санн радостно сообщил о запуске в разработку американского «Евровидения» и о заключении контракта с Netflix.

К чему это все? К тому, что комедию про «Евровидение», вышедшую 26 июня на Netflix под заголовком «Музыкальный конкурс Евровидение: История группы Fire Saga», имеет смысл понимать именно как часть американской промо-кампании «Евровидения». Потому что она выглядит как реклама, и крякает, и все прочее, соответственно. То есть если вы ожидали едкой смешной пародии на давным-давно морально устаревшее, политически конъюнктурное, бессмысленное и пошлое мероприятие с безвестными третьесортными артистами и однотипными песенками под дикие пляски, то нет, извините. Это просто комедия, где «Евровидение» как бы выступает фоном для очередной вариации избитого сюжета из разряда «аутсайдеры добиваются успеха».

Аутсайдеры в данном случае — дуэт из Исландии Fire Saga, состоящий из полного идиота и неудачника Ларса Эрикссонга (Уилл Феррелл) и тоже не шибко умной девицы Сигрит Эриксдоттир (Рэйчел МакАдамс), которые с детства мечтают победить на «Евровидении». Творчество их ни у кого одобрения не встречает, их самих почитают за местных дурачков, но в результате пары случайных (или не совсем) событий, включающих чудовищную трагедию, они таки получают заветную путевку на конкурс. Где знакомятся с главным его фаворитом, российским певцом Александром Лемтовым (Дэн Стивенс).

Последний — безусловно, самая крупная удача фильма. Номинально он злодей, коварный обольститель, стремящийся дуэт Fire Saga развалить. Но у тех и без него в отношениях все сложно из-за не находящего выхода сексуального напряжения и из-за того, что они тупые. Поэтому Александру Лемтову особо усердствовать в стремлении не приходится, а вне амплуа злодея он и вовсе душка. Слегка манерный, гламурный, в черном с золотом костюме, такой Робби Уильямс из клипа на Party Like A Russian пополам с Киркоровым. И шлягер конкурсный у него чудесный, Lion Of Love (ну не прелесть ли?), и русский акцент Дэна Стивенса восхитительный. Как и исландский акцент Феррелла и МакАдамс — одно удовольствие диалоги слушать.

Вообще кого фильм высмеивает, так это исландцев. Видели когда-нибудь исландскую клюкву? Вот, пожалуйста, как есть. Согласно The Story of Fire Saga, например, самая любимая и народная песня всех исландцев называется «Йа-йа, дин-дон». При этом в исландских эпизодах радуют глаз — помимо Пирса Броснана — хорошо известные ценителям скандинавских телевизионных мороков актеры Оулавюр Дарри Оулафссон из «Капкана» и Бьерн Хлинур Харальдссон из «Фортитьюда».

В остальном же это довольно вялая и посредственно сделанная типичная комедия с Уиллом Ферреллом, вынужденно прославляющая «Евровидение» — отсюда и большинство ее проблем. Гэги про античные статуи с огромными пенисами, побочные сюжетные линии про эльфов и, кажется, министра финансов Исландии, а также про бестолкового призрака и волшебную ноту, которые напоминают о себе так редко, что за два часа (к хронометражу с точки зрения целесообразности также возникают вопросы) об их существовании десять раз забудешь напрочь, — в таком все приблизительно ключе. Не безнадежно плохо, всяко остроумнее «Холмса и Ватсона», скажем (тоже Netflix и Уилл Феррелл), но прославление «Евровидения» фильму дается куда как лучше, чем что-либо еще.

Отдельным музыкальным номером, в высшей степени помпезным, — исполнение триумфаторами разных лет (вы легко узнаете Александра Рыбака, Кончиту Вурст, ту потешную израильскую пампушку и, возможно, Джамалу) попурри из хитов Шер и The Black Eyed Peas. Антураж шоу воссоздан детально, будто и правда настоящее «Евровидение» снимали. Только Lordi (или какие-то неотличимо похожие ребята) почему-то стали белорусами. И все равно: те номера, которые задуманы как легкие беззлобные шаржи — вышеупомянутый Lion Of Love и не менее прекрасный Volcano Man — хоть ты тресни объективно на голову выше любого номера любого невымышленного победителя. Да и итоговый посыл выходит такой, что подобный формат музыкального конкурса несколько противоречит здравому смыслу. А это дает надежду, что здравый смысл вопреки всему рано или поздно восторжествует.

3

Предыдущие новости:
Подписаться
Уведомлять
0 Комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии